November 18th, 2015

Политштурм, социализм, марксизм, коммунизм

В.И.Вернадский о царизме


"Как-то в разговоре с Николаем Петровичем (Толлем) мне стало ясно, что и среди белой молодежи, не видевшей старого режима, происходит его идеализация. Им кажется, что во главе власти стояли люди морально и умственно головой выше окружающего — несравнимые с советскими властителями.


И передо мною промелькнул Государственный Совет, где я мог наблюдать отбор «лучших» людей власти.

Вновь вспомнилось то впечатление, которое было у меня так сильно в начале моего пребывания там: я попал в дурное общество по сравнению с тем, в котором обычно я раньше вращался: Университет, ученая и земская среда, круг семьи и братства. Это все было и умственно, и нравственно несравненно выше среды Государственного Совета, я был там depayisé* и чувство дурного общества было ярко.

Внешность была блестящая. Чудный Мариинский дворец, чувство старых традиций во всем строе, обиходе, вплоть до дворецких, разносивших булочки, кофе, чай — на которые набрасывались, как звери, выборные и назначенные члены Государственного Совета.

Несомненно, среди них были люди с именами и с большим внутренним содержанием — такие как Витте, Кони, Ковалевский, Таганцев и другие. Но не они давали тон. Не было тех традиций у сановников, здесь собравшихся, какие были в такой красивой форме у дворецких — не было ни espris du corps**, ни блеска знания и образования, ни преданности России, ни идеи государственности. В общем ничтожная и серая, жадная и мелко хищная толпа среди красивого декорума... И это отсутствие содержания сказалось в грозный час.

Помню один разговор с Гриммом, когда мы возвращались из заседания. Ему больше нас, обычных членов оппозиции, пришлось сталкиваться лично с членами Совета. Он был совершенно потрясен циничным нигилизмом этих людей, которые были готовы пожертвовать всем для того, чтобы «устроить» своих детей, получить лишние деньги...

Сейчас ничего не знающая молодежь идеализирует министров — точно так же, как многие честные люди, как С.С. Ольденбург, искажают истину в своей фантастической реабилитации Николая II. И эти министры последних лет — да и раньше — Горемыкин, князь Н.Голицын, Протопопов, Щегловитов... Какой ужасный подбор!

Было ясно, что вокруг царя — пустое место, и за несколько месяцев до этого у меня был разговор с Н.Таганцевым , графом П.С. Шереметьевым — в значительной мере это понимавших. Но никто не ожидал происшедшего. Впрочем, я помню разговор свой с А.И. Гучковым, вернувшимся из армии в 1915 году и нарисовавшим мне ужасающую картину катастрофы, близкой к совершившемуся, возможной в момент возвращения солдат домой..."

* не в своей среде, на чужбине (фр.). — Ред.
** природного ума (фр.). — Ред.

(Вернадский В.И. Дневники: Март 1921 — август 1925. 2-е изд. М.: Наука, 1999. С.169–171).