Category: религия

Политштурм, социализм, марксизм, коммунизм

Новые налоги, слежка за населением, бизнесмены из РПЦ, собянинские мечты



В этом выпуске:


0:00 — Минфин поднимет налоги для малого бизнеса

0:47 — РФ бьёт рекорды по количеству банкротств

1:47 — Чиновники планируют привлекать медиков из-за рубежа

2:41 — Власти Москвы обещают создать на территории “ЗИЛ” 65 000 рабочих мест

3:40 — Священники Башкирии устремились в бизнес

5:26 — Система распознавания лиц


Поддержать выход роликов:


https://www.patreon.com/politsturm

Карта: 5536 9138 0774 6454

Яндекс.Деньги: 41001615226408

WebMoney RU: R399620639292

WebMoney: Z106889389839

WebMoney: E093158689739


Подписывайтесь на наши ресурсы:


Наш сайт: https://politsturm.com/

Группа ВКонтакте: https://vk.com/politsturm

Telegram: https://t.me/politsturm

Twitter: https://twitter.com/politsturm/


Чат для подписчиков в Telegram: https://t.me/sturmconf



Источник: Новые налоги, слежка за населением, бизнесмены из РПЦ, собянинские мечты
Политштурм, социализм, марксизм, коммунизм

О стрельбе по синагоге в Германии


9 октября, в один из важнейших еврейских праздников, в немецком городе Галле(Halle), на востоке страны, экстремист расстрелял закусочную рядом с синагогой. Сначала он попытался проникнуть в синагогу, где находились 70-80 евреев, но не смог попасть внутрь. Тогда преступник убил проходящую мимо женщину, а затем мужчину у кебабной. После этого он уехал на машине. Затем подозреваемый был задержан — это 27-летний Штефан Баллиет. В его автомобиле было обнаружено 4 килограмма взрывчатки. 


Экстремист видел корень всех бед в заговоре евреев и призывал своим ужасным и противоречащим человеческой природе поступком свергнуть так называемый заговор евреев. Этот молодой человек живет не в вакууме, а в обществе, основой которого является экономический базис. Во всем мире, в частности в Германии, господствует заражающий все общество язвами противоречия империализм — высшая стадия капитализма.


“Пробуждающееся понимание того, что существующие общественные установления неразумны и несправедливы, что «разумное стало бессмысленным, благо стало мучением», — является лишь симптомом того, что в методах производства и в формах обмена незаметно произошли такие изменения, которым уже не соответствует общественный строй, скроенный по старым экономическим условиям.” (Ф. Энгельс, «Анти-Дюринг», М., Изд. полит. лит., 1977, с. 271).


Данный случай — это не какое-то отдельное происшествие. Противоречия экономики совершенно неизбежно и независимо от чьей-либо воли продуцируются в сознание людей, которые ищут ответов на вопрос: “Почему все так плохо?”. Расцвет мракобесия и идеалистический подход к изучению истории приводят в данном случае к выводам, что беды — это воля каких-то заговорщиков. И пока такие идеи живут в массах, будут находиться отдельные люди, которые захотят “решить” проблему.


Теракты не помогают исправлять противоречия. Они только усугубляют дело, давая повод господствующему классу душить последние доступные буржуазные свободы. Для того, чтобы исправить это, необходимо понять, в каком мире мы живем. В этом помогает наиболее стройная и наиболее четко отражающая действительность теория марксизма-ленинизма.


 Источники: 1 , 2, 3


 


 


 


#стрельбавсинагоге #экстремизм #терроризм #Германия #Галле



Источник: О стрельбе по синагоге в Германии
Политштурм, социализм, марксизм, коммунизм

Православные активисты расклеивают антикоммунистические листовки


Монархисты продолжают засорять Екатеринбург и головы горожан. В городе стали появляться листовки с искаженными, а порой и лживыми,  фактами из биографий известных коммунистов, в честь которых названы многие улицы уральской столицы. Имена нескольких революционеров изменены с намеком на их национальное происхождение и явными антисемитскими намерениями. В описании упор сделан на кровожадность коммунистов, русофобию и ничем необоснованное желание разломать существующий государственный строй.


Антикоммунистическую акцию провело сообщество “Екатеринбург консервативный”. Помимо порчи городского имущества оно занимается организацией крестных ходов в честь бывшего царя Николая 2, в народе прозванного Кровавым, искажением истории и пропагандой националистических идей.


Появление подобных групп и им сочувствующих связано с растущей деградацией образования и неослабевающей антикоммунистической пропагандой в нашей стране. Однако ни бог, ни царь, ни герой и не фантастический русский дух не помогут людям в понимании действительности. Насущные проблемы и противоречия лежат в материальной плоскости и решить их помогут изучение марксизма-ленинизма и осознанная классовая борьба.


Источники: 1, 2 



Источник: Православные активисты расклеивают антикоммунистические листовки
Политштурм, социализм, марксизм, коммунизм

Добрые православные традиции


Компания ООО «Мезыбь», принадлежащая структурам РПЦ, получила лицензию на производство и поставки алкоголя. Фирма собирается выпускать церковные вина в Краснодарском крае в селе Дивноморское, там, где находится «резиденция патриарха».


Согласно данным СПАРК, 66,7% компании«Мезыби» принадлежит финансово-хозяйственному управлению московского патриархата, а еще 33,3% — художественно-производственному предприятию «Софрино», которое производит церковную утварь.


«Это пока закрытый коммерческий проект», — сказал пресс-секретарь патриарха Кирилла А. Волков. «Вероятно, это будет достаточно эксклюзивное вино — как, скажем, есть у католиков папские вина, которые сложно купить», — сказал он, добавив, что производство вина — это добрая, хорошая и правильная традиция.


Производство и продажа алкоголя с легкой подачи официального лица РПЦ становится “доброй”, “хорошей” и “правильной” традицией. Именно такими благоговейными эпитетами окрестил прибыльный бизнес пресс-секретарь патриарха. В капиталистической системе религия начинает играть совсем другими красками, где от нарочитой кротости и человеколюбия не остается и следа. Вся православная мораль, с ее лишениями и смирением, становится бременем верующих, в то время как духовенство заботят экономическая целесообразность, политические амбиции и неукротимая жажда власти.


И буржуазная власть удовлетворяет их аппетиты сполна, создавая себе опору в её лице, наряду с силовыми структурами. И если последние призваны для подавления неизбежных протестов рабочего класса, связанными с ухудшением условий жизни, то первые должны сократить их количество: темный и послушный народ — идеальные качества для его эксплуататоров. 


Возможно, сегодня это может показаться несерьезным, однако факты говорят о настырной клерикализации. На наших глазах РПЦ проникает в различные социальные сферы, такие как наука и образование. Детей, чье сознание является чистым листом, со школьной парты начинают пичкать антинаучной религиозной ересью, а с трибуны академии наук попы скоро будут задвигать об альтернативном(пока) происхождении человечества. Формируются православные боевые отряды из различных националистических рукопашных клубов и казаков. И их ряды будут пополняться при тенденции наращивания участия в воспитании подрастающего поколения религиозных организаций.


Далее церковь осваивает наиболее прибыльные отрасли экономики, не говоря о постоянных бюджетных вливаниях, а доходы церкви за проведение обрядов и церемоний и вовсе не подлежат налогообложению. Не облагаются налогом и поступления от продажи религиозной литературы, а также пожертвования. Вероятно, в скором будущем нас ожидает появление различных религиозных политических партий, как минимум — православной. Кто-то должен представлять финансовые интересы быстро растущей и развивающейся РПЦ, аппетиты и обороты которой увеличиваются год от года.


Источник



Источник: Добрые православные традиции
Политштурм, социализм, марксизм, коммунизм

Костромские школьники массово молились об успешной учёбе под руководством РПЦ


1 сентября в 8.30 утра для учащихся провели первую масштабную литургию под открытым небом в Костроме. Мероприятие возглавил Митрополит Костромской и Нерехтский Ферапонт. После литургии прошел концерт «Господь просвещение моё», где выступали молодежные коллективы города.


Так религиозные функционеры — верные лакеи буржуазии, с юности приучают детей к беспочвенной вере в древние заблуждения. Как молитвы могут улучшить оценки, получить знания и просвещение? Очевидно, что никак. Но мракобесы, теряя поддержку у взрослого населения страны, стараются подчинить своей власти неокрепшие умы детей при молчаливом одобрении капиталистических эксплуататоров, которым также выгодно отсутствие научных знаний и критического мышления у будущих трудящихся. Буржуазия, отнимая у рабочего класса социальные завоевания, взамен доступного всем и качественного советского образования предлагает бессмысленные заклинания, как иллюзию облегчения своих страданий. А бизнесмены от религий на этом наживаются.


Трудящимся необходимо понять, что религия является одним из древнейших инструментов правящих классов в истории. Это такой инструмент пропаганды, которым приучают несознательных, подверженных идеализмом трудящихся, вместо коллективной борьбы. Поэтому религия — это оружие эксплуататоров против трудящихся. А идеологическим научным оружием, объединяющий пролетариат в борьбе за свои права, является марксизм-ленинизм.


Источник



Источник: Костромские школьники массово молились об успешной учёбе под руководством РПЦ
Политштурм, социализм, марксизм, коммунизм

Происхождение ислама


Около IV в.н.э. внутри кочующих племён скотоводов-бедуинов, издревле населявших Аравийский полуостров, началось разложение общинно-родового строя.


Благодаря развитию торговых путей прежние патриархально-общинные отношения разрушались под ударами новых отношений имущественного разделения и классового неравенства.


Так в Мекке, — перевалочном пункте караванного пути из Йемена в Сирию, — появилась широкая прослойка зажиточных купцов-перекупщиков, проводников и тому подобных торговых посредников. Буйным цветом расцвело ростовщичество, нанёсшее особенно сильный удар по старым социальным структурам аравийского общества. Городские и сельские массы начали стремительно беднеть, попадая в каббалу к крупным скотовладельцам, шейхам и кредиторам; многие становились рабами, другие вынуждены были работать за копейки в ремесленных мастерских или на выпасе.


С другой стороны, в связи с подрывом родоплеменной обособленности и ростом торговых отношений, усиливались связи между разными племенами, возникали крупные союзы на основе взаимовыгодных договоров между богатеющей племенной знатью и купечеством. Уже в этот момент возникает идея политического объединения аравийских кочевников, вскоре приобретающая характер насущной необходимости.


Связано это с тем, что великие империи того времени, — Византия и Иран, — стремились взять под свой контроль торговые пути, ведущие из стран Средиземноморья в Индию и Китай через территории, населённые арабами. Понятно, что сама арабская верхушка, богатство которой практически полностью основывалось на посреднических услугах торговым караванам, с волнением и тревогой наблюдала за противоборством двух гегемонов.


Длительная борьба между Ираном и Византией закончилась тем, что персы нанесли поражение Эфиопии, — византийскому сателлиту, — захватившей Йемен. Эфиопы были изгнаны, после чего Иран установил жесточайший контроль над транзитной торговлей, фактически перенаправив торговые пути в сторону подконтрольного Персидского залива. Прекращение транзита через Йемен тяжелейшим образом отразилось на экономике связанных с ним аравийских городов, — Мекки, Ясриба, Таифы и других.


Лишившись значительной доли барышей, аравийские богачи усилили эксплуатацию трудящихся: теперь уже целые племена попадали в долговое рабство, ростовщики бессовестно взвинчивали процентные ставки, ремесленники разорялись, пополняя ряды нищих. К началу VII века в Аравии назрел острый социально-экономический кризис: отношения между эксплуататорами (рабовладельцами, купцами, ростовщиками, шейхами) и эксплуатируемыми (рабами, ремесленниками, сельскими трудящимися) обострились до предела.


Верхушка арабского общества явно испытывала нужду в крепкой централизованной власти которая не только смогла бы сдержать натиск угнетённых масс, но и, объединив разрозненные части страны, сумела бы обеспечить независимость союза аравийских племён, вернуть утраченные торговые пути, а так же завоевать новые.


Но старые верования эпохи родоплеменного строя препятствовали объединительным тенденциям, разрушали политическое единство различных племён. Новой идеологией единого аравийского государства, соответствующей интересам привилегированных слоёв арабского общества должен был стать ислам с его воинственным монотеизмом и идеей единства всех мусульман.




Предвестники ислама


В противоположность Корану и его толкователям, в один голос утверждающим, что основателем арабского единоверия является получивший божественное откровение пророк Мухаммад, мы можем сказать, что как религиозная система ислам сложился далеко не сразу, а Мухаммад, сколь бы не были великими его реальные дела, отнюдь не являлся родоначальником арабского монотеизма.


Задолго до появления на свет исламского пророка, в Аравии уже были широко распространены монотеистические религии: на севере современного Йемена существовало довольно агрессивное христианское Аксумское царство, а в некоторых городах (оазисы Северного Хижаза, Ясриб, Наджран и др.) имелись мощные диаспоры иудеев, расселившихся здесь ещё в эпоху римского завоевания.


Непосредственным продуктом влияния христианства и иудаизма на местные кочевые племена стало появление в IV в.н.э. т.н. «рахманизма» (от древнеаравийского «rhmn» — «милосердный»): расплывчатой и весьма невнятной веры в некое единое верховное существо, пустившей особенно глубокие корни как раз в Йемене, где сильнее всего чувствовалось культурное влияние христиан и иудеев.


Вслед за рахманизмом, как результат настоятельной необходимости объединения арабских племён, в V веке в Аравии появился ханифизм – уже более упорядоченная и возведённая в систему вера в единого бога (таухид). Причём, в отличие от рахманизма, ханифизм напрямую вёл борьбу с племенными верованиями и местными божками, призывая к единению всех арабов вокруг некоего верховного божества, аллаха (от арабского «al-ilah», «бог» с определённым артиклем).


Собственно, и сам Мухаммад принадлежал к движению ханифов, которое к моменту начала его религиозной проповеди уже имело солидную историю, так что представление о нём как об основоположнике веры в единого бога исторически неверно.


Мухаммад


Историческая наука не располагает достоверными сведениями о жизни и деятельности Мухаммада. Сопоставляя данные из различных, явно тенденциозных источников, очищая их от мифологической мишуры, можно составить некое общее описание жизненного пути этого скорее всего существовавшего в реальности человека.


Мы можем сделать вывод, что речь идёт о выходце из не слишком богатой семьи мелкого мекканского торговца из влиятельного племени курейши, который в возрасте около 40 лет, внезапно забросив семейное торговое дело, ударился в религиозную проповедь, объявив себя пророком.


За первые 12 лет своей публичной деятельности Мухаммад не достиг особо впечатляющих успехов: мекканская беднота по преимуществу чуралась пророка, а курейшитская знать опасалась, что введение новой веры подорвёт её господствующее политическое и экономическое положение.


В связи с явными неудачами на родине, а так же открытым притеснением со стороны мекканских владык, Мухаммад во главе своих сторонников в 622 году перемещается в Ясриб (Мадинат ан-наби, «город пророка», или сокращённо, Медину), т.е. совершает «хиджру» (араб. «переселение»), от которой идёт отсчёт мусульманского летоисчисления.


Здесь дела пошли более успешно. Во-первых, потому, что население провинциальной Медины испытывало открытую неприязнь к гонителям мусульман, — мекканской политической верхушке, которая стремилась установить своё господство так же и над соседними племенами и городами. А во-вторых, пророк сумел найти взаимопонимание в своей ненависти к Мекке среди своих многочисленных родственников по материнской линии (мать Мухаммада Амина как раз происходила из Медины). Кроме того, к нему примкнули ранее изгнанные из Мекки другие проповедники-ханифы со своими учениками. С другой стороны, некоторая социальная демагогия пророка, вроде проклятий в сторону ростовщиков, взимающих колоссальный процент и тем самым разоряющих трудящихся, или осуждение высокомерия богачей, привлекали к мусульманам массы наиболее обездоленных жителей города и его окрестностей.


Таким образом, в Медине образовалось крупное оппозиционное Мекке социально-религиозное движение, во главе которого встал Мухаммад. Вскоре подавляющая часть жителей города, а так же окружающих племён кочевников присоединилась к мусульманской общине, увидев в «единой вере» пророка призыв к необходимому умиротворению Аравии, раздираемой в тот момент бесчисленными и бесконечными религиозно-племенными распрями.


Буквально за один год завоевав господствующее влияние в регионе, Мухаммад, не откладывая дела в долгий ящик, под лозунгами «войны с язычеством» начал длительную борьбу с мекканской политической верхушкой. Неустанные нападения на торговые караваны, приносившие не только средства для существования мусульманской общины и содержания её армии, но и вызывавшие рост авторитета самого Мухаммада, вкупе с расширявшейся религиозной пропагандой среди мекканской бедноты, вызвали ответные меры со стороны враждебной верхушки курейшитов. Однако внутренние разногласия и недюжинный полководческий талант Мухаммада привели к тому, что, несмотря на явное превосходство в богатстве и силе (в своей борьбе против мусульманской общины курейшиты использовали даже многочисленных рабов-эфиопов), мекканцам так и не удалось добиться победы над Мединой.


Наконец, в ситуации стратегического равновесия, Мухаммад и политическая верхушка Мекки достигли компромисса, заключив в 628 году Худайбийский мирный договор. Однако через год по вине курейшитов договор был нарушен, после чего Мухаммад, собрав из окрестных племён армию в 10 тысяч человек, захватил Мекку практически без боя. Но столь долго вредившая мусульманской общине мекканская племенная верхушка не была уничтожена: ограничившись удалением из Каабы племенных идолов и принятием у жителей мусульманской присяги, Мухаммад удалился из родной Мекки, оставив здесь двух своих наместников, нашедших полное взаимопонимание с курейшитскими богачами.


Собственно, такова история триумфального возвышения учения Мухаммада, который умер спустя всего два года после «завоевания» Мекки, успев за это время объединить под единым централизованным руководством практически весь Аравийский полуостров.



Есть веские причины полагать, что Мухаммад в своей борьбе за объединение Аравии не был единственным и неповторимым. Историческая необходимость к объединению арабских племён, а так же явный протест широких масс против отживших порядков патриархально-родового строя породили довольно серьёзное и воинственное «пророческое» движение. Сунна, — мусульманское священное предание, излагающее детали жизни пророка, — упоминает как минимум о четырёх «лжепророках»-ханифах, занимавшихся аналогичной деятельностью, т.е. насаждением единого культа аллаха среди аравийских племён во имя создания централизованного государства.


Первым из них был Мусайлима (Маслама), политический вождь племени ханифа, обосновавшийся в аль-Ямаме, земледельческом центре Аравийского полуострова. Объявив себя пророком единого бога Рахмана, Мусайлима, поначалу пытался договориться с Мухаммадом о разделе сфер влияния в Аравии, но получив отказ, развернул долгую и упорную борьбу против мусульманской общины. Выстраивая свою проповедь на принципах уравнения, Мусайлима завоевал популярность у большей части эксплуатируемого населения аль-Ямамы, опираясь на которую он сместил традиционного племенного вождя Сумаму ибн Усалу, принявшего к тому моменту ислам. Вероятно, противостояние с племенной знатью и богачами, склонявшимися к учению Мухаммада, гарантирующего сохранение ими своего политического и экономического положения, стало основной причиной ослабления лагеря Мусайлимы, который вскоре после смерти Мухаммада был разбит войсками преемника пророка, халифа Абу Бакра.


Другим «посланником аллаха», стремившимся объединить Аравию под собственным политическим руководством, являлась Саджах, женщина-пророчица, ставшая политическим руководителем крупного племени тамим, установившим контроль над районами, охватывающими не только Аравию, но и часть современного Ирака. Забавно, что помимо нападений на мусульманские районы, отряды Саджах осуществили рейд и против Мусайлимы, который вынужден был откупиться от врагов частью урожая аль-Ямамы. Однако, как и в случае с первым «лжепророком», внутренние распри подорвали силы оппозиционного исламу племенного союза, который был так же разбит войсками халифата немногим после смерти Мухаммада.


Третьим претендентом на роль единственного «пророка аллаха» стал Тулайха (Талха), военный вождь племени асад, сумевший объединить вокруг себя союз племён во имя «борьбы с язычниками» Сирии и Ирака. Не признавая за Мухаммадом руководящей политической роли, Тулайха развернул яростную антиисламскую пропаганду, вступив в войну с молодым исламским государством, которое в 632 году опять же нанесло ему поражение.


Наконец, четвёртым «наби» (пророком), вещающим от имени единого бога, являлся Аль-Асвад Аль-Анси, военный вождь племени анситов, установивший своё господство над всей территорией Йемена как раз в тот момент, когда Мухаммад вёл к победе войну против Мекки. Убив принявшего ислам местного правителя, и изгнав назначенных Мухаммадом чиновников, Аль-Анси вступил в военно-идеологическое противостояние с исламом, закончившееся тем, что за несколько дней до смерти самого Мухаммада, войска «лжепророка» были разбиты мусульманскими войсками, усиленными персидскими наёмниками.


Таким образом, к середине VII в. в результате интенсивной межплеменной борьбы ислам, — как идеология, наиболее полно отвечающая требованиям развития арабского общества в тот момент, — утвердился на Аравийском полуострове. «Материальным» выражением чего стало объединение некогда разрозненных племён под эгидой единого исламского государства, т.н. Праведного халифата. Который, добившись окончательного укрепления центральной политической власти, создания единой армии и единой финансовой системы, уже в 633 году предпринимает, — под лозунгами «распространения истинной веры», — захватнический поход в Ирак, одну из богатейших провинций Сасанидской империи. Тем самым халифат, с одной стороны, ослабляет сохранявшуюся антиисламскую племенную оппозицию, дав ей возможность поправить своё экономическое положение участием в грабеже, а с другой стороны – завоевание новых земель, обложение населения этих земель налогами и податями, объективно укрепляло централизованное арабское государство, сосредотачивая в руках халифов, визирей, эмиров, наибов и прочей феодальной знати огромные богатства, пускавшиеся на новые завоевательные походы. Таким образом, уже через 100 лет после возникновения халифата, его границы простирались от предгорий Армении до Испании.


Классовая сущность ислама


Как религия ислам, — так же как и христианство, — являлся синкретическим культом, изначально вобравшим в себя ряд устоявшихся в арабском родоплеменном обществе представлений, ритуалов и обрядов.  Так, пятикратная молитва с обязательным умыванием (характерная, кстати, и для гораздо более древнего зороастризма), посты, запретные месяцы (аль-ашхур аль-хурум), ритуал обрезания (суннат), пищевые и хозяйственные табу (харам) – всё это являлось частью доисламской традиции арабов, органично вписавшейся в новый монотеистический культ. Который, собственно, так же был соткан главным образом из знакомой ханифам иудео-христианской и местной, — конкретно, мекканской, — мифологии.


Так, чёрный камень Каабы являлся предметом поклонения кочевников-арабов задолго до рождения Мухаммада. К моменту начала его пророческой проповеди Мекка уже превратилась в крупный торгово-экономический центр Аравии, где регулярно, во время запретных месяцев, проводились ярмарки, приносящие мекканской верхушке огромные барыши. Идеологически, эта экономическая деятельность выражалась в трансформации Мекки в своеобразный общеарабский религиозный комплекс, где располагались многочисленные идолы и тотемы аравийских племён, в честь которых, собственно, и устраивались базары. Ислам не только не нарушил эту языческую традицию, он её ещё больше укрепил, объявив чёрный камень (один из многих подобных племенных фетишей, вероятнее всего символизировавший верховного мекканского бога Хуабала) священным, а Каабу (кубический храм, возведённый над этим камнем) обязательной для посещения праведными мусульманами святыней. Точно такая же ситуация сложилась с ритуалом прохода между двумя холмами, расположенными по соседству с Каабой – Сафа и Марва. Являющаяся явно и однозначно языческой традицией доисламского мекканского культа, она сохранилась и в исламе, став обязательной практикой во время «хаджа».


Таким образом, реформы Мухаммада, «легализовавшего» прибыльный культ Каабы ссылками на деятельность библейских Адама, Авраама и Исмаила, которые якобы и стояли у истоков мекканского поклонения чёрному камню, содействовали дальнейшему укреплению экономической, политической и идеологической власти родного для пророка племени курейшитов в арабском обществе. Укажем в этой связи, что все т.н. праведные халифы, а так же пришедший им на смену род халифов Омейядов происходили как раз из племени курейш.


С классовой точки зрения, ислам, — как и христианство, — сыграло свою положительную роль в переходе от родоплеменного строя с элементами рабовладения к феодализму. Разрушив прежние племенные границы и культурно-экономическое разделение, ислам провозгласил сперва равенство всех арабов, а затем, с началом экспансии объединённого исламского государства, и вообще равенство всех мусульман.


Однако, в отличие от христианства, выражавшего на ранних этапах своего развития некоторые антиимущественные взгляды рабов и бедноты, ислам изначально стоял на страже интересов частной собственности и никогда не допускал развития пусть даже примитивных уравнительно-коммунистических идей, свойственных различным христианским сектам и течениям в разные эпохи (агонистикам, анабаптистам, гуситам и т.д.). В проповеди Мухаммада не содержится никаких революционных идей, призывов к разделу имущества или к освобождению рабов. Элементы, осуждающие взимание процента (рибы) или высокомерие богачей являются не более чем социальной демагогией, призванной привлечь к исламу нищенствующих трудящихся Аравийского полуострова.


В целом же, религия Мухаммада не несла никакой реальной опасности для имущества бедуинской племенной верхушки, которая, — в новом исламском централизованном государстве, — завершила свою трансформацию, окончательно оформившись в феодальный класс.


Таким образом, мы можем заключить что ислам, — один из подвидов ханифистской проповеди, — являлся идеологией восходящего класса арабских феодалов. Который, утвердив господство в результате кровопролитной борьбы, навязал обществу свою волю посредством особой системы юридического права, — «шариата», — источником которого являются Коран и Сунна, а так же «иджма» — совокупное мнение богословов-юристов (факихов), находящихся на содержании у феодалов.



Шариат, окончательно сложившийся в XI-XII вв., полностью и безоговорочно выражает интересы крупных собственников. Узаконив личное и имущественное неравенство, «освятив» право частной собственности, низведя женщину до уровня предмета роскоши и домашней рабыни, а так же санкционируя непосредственно патриархальное рабство, шариат предусматривал суровое наказание за покушение на святые устои частной собственности. Ярким примером может стать знаменитое отрубание рук ворам, осуществляемое независимо от того, какие факторы заставили человека воровать.


Вместе с тем, в шариате присутствует система уловок и юридических хитростей («хила», мн.ч. «хийал»), позволяющая «законно» обходить шариатские запрещения и предписания, «не оскорбляя аллаха», чем пользовались кадии (шариатские судьи), факихи и алимы (авторитетные богословы) для защиты интересов собственников, с рук которых они кормились. Уже с VIII в. хийал активно использовался имущими слоями исламского общества для самых различных целей: уклонения от уплаты закята (о закяте – ниже), лжесвидетельства, получения преимущественного права на приобретения земли и недвижимости, разврата (через т.н. «временный брак» — никях мут’а), ростовщических и спекулятивных сделок и тому подобных мероприятий. Сегодня наиболее выражено применение хийала мы можем лицезреть на примере работы т.н. «исламских банков», существующих вопреки прямому запрету ростовщичества и взимания процента самим Мухаммадом.


Однако, не устанавливая никаких реальных преград для беспардонного обогащения частных собственников, защищая их интересы именем бога, ислам и шариат не могли бы поддерживать господство феодальной знати, если бы не вводили элементы, направленные на реальное сохранение «классового мира», на ограниченную помощь и поддержку ограбленных и угнетённых слоёв бедствующего мусульманского населения. Такими важными элементами являются закят и садака.


Закят, являющийся обязательным для исполнения каждым мусульманином, это ежегодный налог (первоначально натурой, а затем деньгами) с любого вида дохода и имущества, выплачиваемый в пользу нуждающихся единоверцев – нищих, вдов, сирот, должников и других категорий неимущих. Концентрирующийся в руках духовенства, закят служил мощным инструментом для поддержания морального и материального престижа исламского культа в обществе за счёт благотворительности.


Садака, в отличие от закята, носит добровольный характер милостыни, подаваемой мусульманином с целью заслужить довольство аллаха.


Оба этих ритуала были направлены на частичное снижение социального напряжения между бедными и богатыми, на создание иллюзии единства интересов грабителей и ограбленных, на уничтожение всякого революционного брожения ссылками на «справедливость» исламской религии, которая-де заставляет богатого делиться тем, что дал ему аллах (т.е. богатством) с неимущими.


Заключение


Рождённый в эпоху разрушения патриархально-родового строя аравийских арабов, ислам отнюдь не являлся продуктом исключительно проповеди Мухаммеда. Изменение бытия арабов, довольно быстро превратившихся из конгломерата полукочевых племён в строителей великой империи, привело к соответствующим изменениям и в идеологии. Завоевание новых земель молодым исламским государством, не подготовленным к сложным формам государственной администрации, знакомство с культурой и традициями народов, находившихся на более высокой ступени развития, необходимость идеологического контроля над пёстрым населением халифата, чуравшимся странных традиций арабов, проистекавших из их полукочевого пустынного бытия, формирование мощного торгового капитала, всё это не могло не привести к постепенному «обогащению» исламского культа, философии и права новыми гранями.


Бурное и, по меркам истории, молниеносное развитие арабского общества от полукочевого состояния к феодализму, а затем и к созданию империи, охватившей своим влиянием огромные пространства, привело в IX-XII вв. к столь же бурному развитию мусульманской культуры, впитавшей в себя достижения вошедших в халифат народов. Опираясь на опыт прошлых поколений иноверцев, учёные халифата внесли существенный вклад в развитие астрономии, оптики, химии, минералогии, медицины, агрономии, ботаники, математики. В тот момент, когда средневековая Европа ещё прозябала в религиозном невежестве и интеллектуальной грязи, арабы уже были знакомы с лучшими произведениями античной научной и художественной литературы (сохранению которых мы во многом им и обязаны), беспощадно уничтожавшейся христианской церковью.


Столь либеральное отношение исламского общества к чуждому влиянию, проистекавшее из расширения торгово-экономических отношений, привело к появлению особой прослойки мусульманской интеллигенции, — «адибов», — которым были тесны узкие рамки мусульманского мировоззрения. И неудивительно, что уже на ранних этапах среди этих всесторонне развитых личностей росли сомнения в истинности исламских установок. В этом смысле мусульманская средневековая культура, — в отличие от культуры христианского запада, — весьма богата примерами откровенного атеизма и вольнодумства.


Уже в X-XI вв. среди мусульманских учёных и интеллигентов появляются первые «мульхиды», — люди, не верящие ни в одного бога, — некоторые из которых, — например, Омар Хайам (1048-1123) или Абу-ль-Аля аль-Марри (973-1057), откровенно и открыто высмеивали мусульманскую обрядность, веру в потустороннюю жизнь и воскресение, вскрывали неразумность и несправедливость освящённых именем бога социальных порядков, обвиняли господствующую верхушку в том, что она использует религию для того, чтобы держать людей в повиновении.


Но ещё больше было таких атеистов и религиозных скептиков, которые, в силу утвердившихся религиозно-идеологических норм, не могли открыто выражать свои мысли. Они прибегали к особому приёму – «таавилю», — символически-аллегорическому и иносказательному толкованию священных текстов в антирелигиозном духе. Одним из первых знаменитых «мульхидов», взявших на вооружение принцип «таавиля» являлся Абу Хаян ат-Таухиди (922-1023), считавшийся наиболее опасным атеистом в силу умения скрывать свои «подрывные» взгляды за внешней оболочкой полной лояльности принципам ислама.


В дальнейшем, принцип «таавиля» приобретёт повсеместное распространение среди философов, поэтов и даже теологов арабского средневековья. В последнем случае, мы имеем в виду философско-религиозное движение мутазилитов, категорически отрицавших исламский фатализм, признававших свободу человеческой воли и негативно относившихся к попыткам оправдания несправедливости и общественного зла ссылками на божественный промысел. Причём зачастую эти рассуждения доходили и до откровенного богоборчества, как это случилось с Абу Исой аль-Варраком (889-994), автором книги «Опровержение трёх религий», или с Ибн ар-Раванди (855-910), основоположником концепции «трёх обманщиков» (Моисея, Иисуса и Мухаммада), ещё длительное время оказывающей влияние на арабских религиозных скептиков.


Таким образом, мы видим, что скачкообразное развитие арабского общества, связанное с торжеством ислама, вместе с тем привело и к развитию откровенно антирелигиозных настроений внутри молодой мусульманской «интеллигенции», объективно выражавшей интересы, во-первых, торгового капитала, скованного в своём развитии нелепыми религиозными запретами, а во-вторых, неарабской части феодального класса, вынужденного подчиняться халифу как наследнику самого пророка Мухаммада. Характерно, что это широкое атеистическое движение, порождённое национальной и социальной спецификой халифата и включавшее в себя десятки философов, поэтов, учёных и богословов, происходило в тот момент, когда «просвещённая» христианская Европа буквально утопала во тьме религиозного мракобесия, не допускавшего даже малейшего сомнения в истинности христианских догматов.


Вопреки сложившимся на Западе стереотипам, мусульманский восток не был диким полем, населённым бородатыми фанатиками; напротив, в период X-XII вв,, именно интернациональный халифат являлся центром культурного и экономического развития человечества. Которое, достигнув предела в данных условиях, привело сначала к подрыву господства халифов за счёт экономически крепнувшего регионального сепаратизма, а затем и к окончательному крушению ослабленного халифата под ударами монголов в XIII веке.


Вслед за этими событиями ислам начинает терять свои прогрессивные черты. Золотой век вольнодумства мусульманского средневековья сменился реакционным мракобесием разлагающегося феодализма. Однако, философские идеи восточных атеистов не пропали даром: через Сицилию и Толедо переведённые на латынь труды арабо-мусульманских «мульхидов» попадали в университеты западноевропейских государств, где они легли в основу формирования нового типа антифеодального и антирелигиозного мировоззрения, мировоззрения нарождающейся европейской буржуазии. По словам Энгельса («Диалектика природы») именно жизнерадостное свободомыслие арабов подготовило материализм XVIII века.



Источник: Происхождение ислама
Политштурм, социализм, марксизм, коммунизм

РПЦ судится с мэрией Москвы, чтобы получить здание тубдиспансера


Русская православная церковь подала в Арбитражный суд иск к Департаменту городского имущества Москвы из-за отказа передать церкви помещения в Московском практическом центре по борьбе с туберкулезом. Патриархат ссылается на ФЗ РФ №327 «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения», который был принят в 2012 году.


Тубдиспансер находится почти в сердце столицы, на улице Стромынке. Это бывшая богадельня, построенная в конце XIX века напротив здания Бахрушинской больницы на деньги благотворителей. С приходом советской власти богадельню упростили и в основном здании на Стромынке, д.10 стала работать туберкулёзная больница. Храм, находящийся неподалёку на ул. Барболина, советские рабочие переделали в морг.


В 2001 году тубдиспансером было выделено небольшое помещение церкви для богослужений, в котором в дореволюционное время была алтарная часть храма, но это не устроило церковников. Настоятель храма и игуменья Ксения Чернега, которая является главой юридического одела РПЦ, говорят, что этой площади было недостаточно для проведения церемоний.


В 2014 году РПЦ зарегистрировала подворье Московской патриархии при центре по борьбе с туберкулезом. А в январе этого года настоятель храма священник Алексей Тимаков обратился в Департамент городского имущества правительства Москвы с просьбой о передаче нежилых помещений церкви. В мэрии отказали, сославшись на невозможность определения точных площадей, которые занимали храмы, так как они не являются отдельной недвижимостью и не поставлены на кадастровый учёт.


Глава юридического отдела РПЦ игуменья Ксения ссылается на ФЗ-327 и утверждает, что у церкви есть все права на данные сооружения, так как в этом Федеральном Законе не содержится указаний на то, что церкви могут передавать только те здания, которые принадлежали ей до революции.


«Это не здание диспансера, это храм. Эти здания строились как храмы. Поэтому мы запрашиваем эти объекты и будем добиваться их передачи. Это объекты религиозного назначения, они строились для культовых целей», – заявила Ксения корреспонденту Настоящего Времени.


После отказа мэрии передать здания в мае 2019 года РПЦ решила судиться. Юрист больницы Кирилл Плаксин намекает на то, что церковь хочет получить довольно внушительные участки. Речь идет о 7,5 тысячах квадратных метров в здании по улице Стромынка и 1,1 тысяче квадратных метров на ул. Барболина, стоимость которых составляет 681 млн рублей и 1,9 млрд рублей соответственно.


Что же делать с туберкулёзной больницей после выселения?


«Предложение одно – вернуть здание церкви, найти инвестора и построить отдельный комплекс для больницы», — отвечает настоятель храма Алексей Тимаков.


Он аргументирует это тем, что в этом месте в конце XIX века был освящен престол храма, а значит, здесь всегда должен быть храм. Также из-за закрытого режима работы медучреждения людей в церковь приходит мало. «Пока там будет туберкулезный центр, этот храм не может быть открыт для горожан. Если там будет больница, будут 3-4 человека туда ходить», — поясняет священник.


Также настоятель церкви добавил, что даже при положительном решении суда на реализацию иска будет выделено около пяти лет, и РПЦ не сразу сможет выселить больницу.


Глава юридического отдела РПЦ игуменья Ксения также добавила, что если иск удовлетворят, то перестраивать отчужденные в пользу церкви храмы будет государство. «Поскольку храм является памятником культурного наследия, то субсидии на реставрацию будет выделять государство, а за коммунальные услуги будет платить церковь», – пояснила игуменья. То есть, уже понятно, что строительство новых помещений для больницы будет оплачивать рабочий класс, а РПЦ, как обычно, останется в стороне: она же работает отдельно от государства!


Следует заметить, что в радиусе километра от места тубдиспансера открыты четыре православных храма Московского патриархата: у прихожан есть места поблизости, где можно совершать религиозные обряды. К тому же в собственности у РПЦ есть немало заброшенных, разрушенных храмов, которые почему-то Московская патриархия не спешит восстанавливать, говорит представитель движения «Архнадзор» Андрей Новичков.


Когда речь заходит о земельных участках или новых помещениях, РПЦ прямо указывает на то, что ей мало храмов и объектов религиозных обрядов, и старается захватить как можно больше площадей во владение для своих культов и дел. О какой духовности может идти речь, когда прислужница буржуазии — церковь — которая прикрывается благими намерениями и вещает о добре и любви к ближнему, отнимает больницы и другие важнейшие учреждения у общества, у тех, кто в них действительно нуждается? Похоже, представители самой «духовной» организации в стране действительно почувствовали вседозволенность, но им ещё придётся побороться с буржуазными властями в суде.


Правящий класс вполне доволен существующим положением дел, где во главу ставится не наука, развитие медицины, помощь людям и работа на блага общества, а насаждение мракобесия, оптимизация, сокращение медицинских и образовательных учреждений. Поэтому вместо науки олигархи, правящий класс вместе с церковью заинтересованы в создании как можно большего духовного «опиума» для народа и пропаганде таких ценностей, ведь религия позволяет эффективно и дешево управлять массами рабочих.


Единственное, что может остановить вакханалию мракобесия и цинизма — это борьба с капиталистической системой, при которой узкая группа лиц продолжает диктовать условия народу и выжимать последние гроши. 


Источник



Источник: РПЦ судится с мэрией Москвы, чтобы получить здание тубдиспансера
Политштурм, социализм, марксизм, коммунизм

Расширение владений РПЦ в Подмосковье


Минмособлимущество согласовало предоставление земли под строительство трех храмов в Московской области — в Химках, Люберцах и Клину.  Выделяются областные земли для дальнейшего развития владений храмов в Кратово, в Софьино, в Орехово-Зуево, в Чурилково и в Бояркино. 


Буржуазные чиновники утверждают, что решение согласовано c местными администрациями, а инициатива поступила от обычных граждан. Чиновники уверены, что жители Подмосковья стараются развиваться духовно и активно восстанавливают разрушенные религиозные объекты, а власти готовы идти навстречу и выделяют земельные участки под нужды церкви.


Готовы ли буржуазные власти идти на встречу нерелигиозным трудящимся, которым нужны рабочие и учебные места, школы, детсады, больницы, по-настоящему доступное и качественное жилью? Готовы по инициативе граждан лечить больных людей? Готовы ли они сделать прозрачной систему подачи инициатив и принятия социально значимых решений? Для сознательных пролетариев, изучающих марксизм-ленинизм очевиден отрицательный ответ.


Диктатура буржуазии не за что не допустит установления настоящей прямой демократии большинства членов общества, ее может установить лишь диктатура пролетариата. Путь к ней лежит через изучение марксизма-ленинизма со своими товарищами и коллективная классовая борьба против капиталистов-эксплуататоров.


Источник



Источник: Расширение владений РПЦ в Подмосковье
Политштурм, социализм, марксизм, коммунизм

Церковь или роща: очередные столкновения интересов граждан и РПЦ


В социальной среде Рыбинска уже второй год  идут прения по поводу планируемого строительства храма на месте березовой рощи в районе улиц Расторгуева, Ворошилова и проспекта Мира.

Летом прошлого года городская администрация устраивала “публичные обсуждения”  по вопросу грядущего строительства — по сообщениям жителей, в средствах массовой информации  не было широкого освещения данного мероприятия, также было назначено время для проведения слушаний в 16:00 — максимально неудобное для горожан.



В воскресенье, на месте будущего храма, жителями близлежащих домов был замечен забор, ограждающий территорию, отведенную под культовое сооружение. Об этом появилась запись в одном из городских сообществ в соцсети ВКонтакте:



“Жители улиц Расторгуева, Ворошилова, пр. Мира и пр. ближайших! Нашу березовую рощицу продолжают уничтожать. Сначала дорогой. Теперь, нас не спросясь, устанавливает РПЦ забор для строительства храма. Поблизости есть подходящие места. Березы необходимо спасти. Почему они своевольничают?! Почему выбирают худшие для экологии района варианты?”



Люди, комментируя пост, выражали свое недовольство идеей властей фактически уничтожить крупное зеленое насаждение, а также самим фактом возведения храма в жилом районе.


Инициативная группа жителей города составила интернет-петицию властям с целью остановить строительство и опубликовало её на сервисе Change.org.



Мэр города  Д. Добряков выразил своё отношение к ситуации, возникшей вокруг храма:

— Из социальных сетей узнал, что большое количество рыбинцев высказываются против строительства часовни в березовой роще. Напомню, что данное решение прошло через процедуру публичных слушаний, на которые пришли чуть больше 50 человек, 49 человек проголосовали за предоставление участка под религиозное назначение, пять высказались против, четверо – воздержались.



— Это место не считается парком или сквером, так как не числится в специализированном реестре. Земля принадлежит городу, а деревья были высажены самими горожанами, это самостийная посадка, — прокомментировали чиновники администрации города.



Уже в среду пресс-служба Рыбинской епархии опубликовала официальное обращение Епископа Рыбинского и Даниловского с информацией о возможном переносе строительства в связи с несогласием жителей:

“Желая, чтобы новый храм — место служения Богу «едиными устами и единым сердцем», стал подлинным домом для всех христиан города Рыбинска, мы принимаем решение отменить его строительство на данном месте, дабы ещё раз рассмотреть позицию жителей и избрать наиболее удобное для всех место его расположения. “


Православная церковь находится в тесном взаимодействии с капиталистами и ручными чиновниками. Вместо того, чтобы провести облагораживание территории для досуга и отдыха местного  населения, буржуа решили переступить через ожидаемое несогласие граждан и нести людям “разумное доброе вечное“, одарив жителей советских безбожных микрорайонов очередным типовым сооружением для отправления культа, построив его на месте крупного лесопаркового массива.



Чиновники вновь продемонстрировали чудеса буржуазной демократии: об обсуждениях, по сути, знали только администрация и епархия.


Последние воспользовались своим привилегированным положением и через сеть религиозных организаций провели агитацию среди истовых сторонников веры и членов семей служителей культа — они в каждом дворе готовы по часовне и кресту поставить.


И эти «результаты голосования» выдают за действительное общественное мнение.


В Ярославской области довольно много ветшающих заброшенных храмов, представляющих культурную и историческую ценность, но их реставрация не заботит церковь и власти так, как возведение новоделов в спальных районах

крупных городов: “древние святыни”, как правило, расположены в поселках и селах. Восстановление таких храмов попросту “нерентабельно”.  Из-за оттока населения из деиндустриализованной капитализмом провинции, там не хватает паствы для поставок религиозных услуг.



Не дожидаясь опасных для властей последствий, ввиду возможных волнений населения, клирики решили сделать миролюбивое лицо и произвести жест доброй воли, перенеся обсуждения о месте строительства во времени.



Не стоит жить в иллюзиях — капиталистов не интересуют ваши петиции и возмущения, но пугают низовая организация и прецеденты решительного противостояния.

Чиновники не глупы , они лишь плоть от плоти экономической системы — просто беспринципные дельцы: органы власти при капитализме тесно связаны с буржуазией взаимным переплетением интересов.

Церкви очень выгодны господствующему классу. Человек, подверженный влиянию религиозного идеалистического сознания, не вполне способен на рациональное мышление, на оценку действий государства. Установка, даваемая клириками — верить во всё, что угодно: в  райскую загробную жизнь после земной нищеты и лишений, в чертей, в чудеса, но только не в собственные силы.

Источники: 1, 2, 3, 4, 5









Источник: Церковь или роща: очередные столкновения интересов граждан и РПЦ
Политштурм, социализм, марксизм, коммунизм

Войну выиграли крещеные, а безбожники погибли


В Белгороде, на вечере памяти годовщины начала Великой Отечественной Войны, митрополит Иоанн заявил, что в первых боях умирали молодые, некрещёные солдаты. А выиграли войну уже крещёные и духовные люди.


«В первые месяцы войны практически более 60% Красной Армии, то есть молодых бойцов, которые были рождены уже в безбожное время, большинство из них не были крещёные, они были убиты. Это была жертва, которая была принесена за безбожие. И войну выиграли крещёные люди, те, кто были призваны, чтобы духовно победить эту машину», — цитирует священнослужителя telegram-канал «Baza».


Когда думаешь, что духовенство достигло дна в своей оголтелой антисоветчине и невежестве, на сцене появляется новый проповедник в рясе и начинает вещать на недоступном для понимания разумного человека языке. По потоку распространяемой лжи и лицемерия представители РПЦ могут посоревноваться, разве что, с официальными правительственными лицами и буржуазной пропагандой. И это не удивительно, ведь церковь всегда была опорой и верной союзницей класса эксплуататоров: помогала держать массы в повиновении и смирении, всячески оправдывая их нищенское существование и скотские условия жизни и труда.


Возможно митрополит Иоанн искренне желает, что бы под страхом высших сил трудовые массы безропотно выплачивали десятину со своих скромных (мягко выражаясь) доходов, терпели обиды и лишения от своих хозяев и, при необходимости, шли проливать кровь за веру и правителей, как в дореволюционной России. И у него есть на то основания: под управлением капиталистов деградировали все стороны социальной жизни: общество люмпенизируется, теряет умение критически мыслить, к тому же государство всячески поддерживает клерикализацию, пока это не противоречит интересам правящего класса. Однако огульное отупление масс еще не достигло достаточного уровня для материализации его фантазий, и общественность воспринимает разного рода выпады церковников, что называется, в штыки.


Тема Великой Отечественной Войны и вовсе очень больная и деликатная для народов бывшего СССР. Еще живы ее свидетели, еще не зарубцевались раны в памяти тех, кого коснулась эта трагедия, тем более что коснулась, так или иначе, каждого. Вот почему 9 мая наш народ празднует искренне и с размахом, как бы не старались приватизировать День Победы правящие капиталисты или очернить либералы. Слишком дорого заплачено за победу и слишком много принесено жертв нашими народами. 


Вообще для анализа умозаключений митрополита необходим квалифицированный психиатр. Так, по его мнению, молодые красноармейцы пали не смертью храбрых, защищавших свое социалистическое отечество, свою землю, свой народ, а были принесены на жертвенный алтарь за учиненное их родителями безбожное время. Народы Кавказа и Средней Азии, в массе исповедующие ислам, видимо, не погибали и не побеждали в этой войне, потому как Иоанн далее заявляет, что войну победили крещеные люди (в безбожной стране?).


Как видно, логика и здравый смысл находятся в остром конфликте с религией и ее адептами. Так православный служитель рассуждает о войне, в которой погибли миллионы советских граждан различных национальностей и возрастов, войне, которая оставила несколько сотен тысяч детей сиротами. Такой бред вещает митрополит тем, кто помнит еще и знает, что победа ковалась самоотверженностью тружеников тыла и доблестной отвагой воинов на передовой. Это был общий подвиг трудовых народов Союза Советских Социалистических Республик, благодаря которому человечество смогло продолжить свое развитие, а не было отброшено в средневековье коричневой чумой.


Войны на планете были и будут до тех пор, пока существует капитализм, с его кризисами перепроизводства, дележом рынков сбыта и монополиями — но всему этому есть логическое научное объяснение и правящему классу жизненно необходимо переложить вину за это, пусть даже на потусторонние силы, что он и делает с помощью различных религиозных организаций.


Просвещайтесь, товарищи, изучайте труды научного социализма, там вы найдете ответы и объяснения на самые актуальные и острые вопросы и вызовы современности, а главное — как преобразовать общество, в котором не будет места войнам и эксплуатации — атрибутам капиталистической системы. 


https://www.youtube.com/watch?v=aT83hedJq00



Источник: Войну выиграли крещеные, а безбожники погибли